Эксперты: крупный город – это экологическая ловушка


В Центре социально-консервативной политики в рамках форума «Устойчивое развитие» состоялся «круглый стол» на тему: «Современные задачи пространственного развития России: новое осмысление в условиях «постковидного» общества». На повестке дня находились социально-экономические, логистические, градостроительные, территориальные аспекты данной тематики. 

Вёл мероприятие координатор общественного проекта «Гражданский экзамен» Сергей Волобуев. Открывая обсуждение, он подчеркнул, что заявленная тема является традиционной для ЦСКП с самого момента его основания. «Однако пандемия заставляет нас по-новому осмыслять данную проблематику, искать новые подходы, новые решения, размышлять, как сегодня по-новому могут быть расставлены приоритеты в данной сфере», – уточнил Сергей Волобуев. Он отметил, что эта тема находится на пересечении двух категориальных пластов: новых технологических возможностей и самоощущения людей, живущих в разных пространственных контекстах. По его мнению, одной из главных задач пространственного развития России является возврат людям частично утраченного чувства «общего дома» вне зависимости от того, где они живут. 

Председатель комиссии по территориальному развитию и местному самоуправлению Общественной палаты Российской Федерации, председатель экспертного совета корпоративной некоммерческой организации «Союз российских городов» Андрей Максимов напомнил о том, что необходимость корректировки и сбалансирования системы пространственного развития России возникла ещё до пандемии. «А в течение всего прошлого года мы убедились, что пандемия серьёзно меняет наши подходы к пространственному развитию России. Мы чётко зафиксировали ещё летом прошлого года, что в пандемию отток из крупных городов (прежде всего, из Москвы) был очень существенный. Из столицы уехало порядка 15% людей в течение весны-лета прошлого года. 79% из них уехало в Подмосковье. Мы наблюдаем не столько межрегиональную миграцию, сколько миграцию по линии город-пригород. Как правило, миграция происходит внутри существующих агломераций», – пояснил эксперт. 

Андрей Максимов обозначил две тенденции: отъезд людей в пригороды или в сравнительно близкие субъекты РФ (из Москвы – в Костромскую и Владимирскую области) и отъезд на наиболее благоприятные с точки зрения климата территории (в Краснодарский край, Калининградскую, Воронежскую и Белгородскую области). Данные тенденции нельзя назвать временными, они приобретают устойчивый характер. Изменилась карта покупок жилья. Стоимость жилья в востребованных местах существенно возросла. 

По прогнозам эксперта, помимо коронавируса, могут появиться новые риски, о которых люди сегодня не предполагают. Нужно менять картину мира и картину своей жизни. Следует думать о том, как более гармонично построить систему расселения. Ещё до ковида появилась, а в ковид стала доминирующей концепция пятнадцатиминутного города: компактного субурбанизированного образования, предусматривающего в пешей доступности место работы, а также всю социальную и торговую инфраструктуру. 

Андрей Максимов сообщил, что в России индивидуальное жилищное строительство поощряется, и это отвечает общественному запросу. 60-70% людей выбирают частный дом в качестве своей мечты и приоритета.  Однако даже с учётом государственных субсидий такое жильё оказывается значительно дороже. Нужно найти баланс между желаниями людей и финансовыми возможности государства. Золотую середину придётся искать и между массовой относительно дешёвой застройкой и пятнадцатиминутными городами. 

«Нас ждёт серьёзная перестройка внутренних пространств жизни городов. Города-трансформеры, информатизация, дистанционная работа – всё это реалии сегодняшнего дня. Торговые центры в современных условиях оказываются в значительной степени не рентабельными и не нужными. Поэтому помещения, в которых располагались торговые центры, можно приспособить под районные социальные хабы. Нужно менять соотношение жилых и офисных помещений. Люди хотят, чтобы в пространстве жилых домов были коворкинги», – перечислил представитель Общественной палаты. При этом, подчеркнул он, ответом бизнеса на изменение запроса граждан могут быть совершенно нетривиальные решения, связанные с появлением новых типов расселения, а также новые подходы в уже существующей системе расселения. 

Советник Председателя Комитета по развитию туризма Санкт-Петербурга Слава Ходько отметил, что пандемия не привнесла чего-то принципиально нового, а просто ускорила некоторые процессы, которые появились бы и так появились в обществе лет через десять. Эксперт обратил внимание на отсутствие социализации и на несистемный характер действий государства. Например, по его мнению, находящаяся сейчас в разработке новая стратегия социально-экономического развития Российской Федерации, которая должна быть готова уже в мае, вряд ли будет социально ориентированной. 

Профессор МГУ Владимир Квинт, принявший участие в дискуссии по видеоконференцсвязи, заявил, что пандемия показала слабость, а по сути отсутствие пространственной стратегия России. В 2014 году был принят Федеральный закон №172 закон «О стратегическом планировании в Российской Федерации», потом его использование было остановлено на несколько лет и далее снова возобновилось. «Стратегия пространственного развития России – слабый документ. Его слабость демонстрирует даже то, что он был утверждён всего лишь распоряжением Правительства в 2019 году, а не постановлением. Была принята масса несистемных решений, иногда смешных. Например, в 50-ти из 84 субъектов РФ (Москва не рассматривалась) одним из десяти приоритетов заявлено производство полуприцепов», – рассказал профессор. 

По словам Владимира Квинта, мир глобализируется, поэтому многие глобальные тренды стали влиять на все экономики мира, независимо от их взаимосвязи и взаимоотношений. Объективной проблемойстали глобальные негативные тренды, однако в России нет стратегии противодействия им. «Когда мир столкнулся с пандемией, у нас в магазинах не было элементарных средств индивидуальной защиты, перчаток. Страна, конечно, быстро собралась, мы наладили производство всего необходимого. Но поздно: тренд стал распространяться. А вот в Китае этот негативный тренд был практически мгновенно купирован», – подытожил эксперт. 

Он также отметил, что деятельность МЧС абсолютно не заточена на долгие чрезвычайные периоды. «Когда разрабатывалась стратегия социально-экономического развития Кузбасса до 2035 года, и мы её согласовывали с министерствами, нам в МЧС сказали, что нет такой категории, как чрезвычайный период. Есть только понятие «чрезвычайная ситуация». То есть у нас отсутствует система действий в долгосрочные чрезвычайные периоды. А это должно быть. Нужно иметь стратегию предотвращения ЧС, тактику действий в период ЧС, а если ЧС вышла за свои временные пределы, то и стратегию борьбы с ней, алгоритм выхода из кризиса с новым уровнем готовности», – добавил Владимир Квинт и предложил добавить пункты о предотвращении негативных трендов и о выходе из них в национальную стратегию социально-экономического развития, которая сейчас разрабатывается. 

Руководитель Международного центра содействия реализации программ и проектов ЮНИДО Александр Старцев акцентировал внимание на тех рисках для экологии, с которыми сопряжены масштабное строительство и развитие крупных городов. По его словам, крупный город – это экологическая ловушка, и это объяснимо: выбросы вредных веществ в городах составляют порядка 80%. В мегаполисах только 2% рождающихся людей абсолютно здоровы. Данную статистику нужно менять в положительную сторону, и для этого требуется приблизить человека к природе даже в городских условиях. Экологический фактор следует учитывать в госпрограммах. Система и программа пространственного развития территории должны охватывать все сферы: образование, здравоохранение, социальную жизнь, культуру. Важно гармонизировать вопросы пространственного развития и защиты окружающей среды. 

         Президент Фонда поддержки законодательных инициатив Григорий Томчинконстатировал, что на государственном уровне нет стратегии развития страны. Предпринимаются отдельные хаотичные действия вроде выделения гектара в Приморском крае. По словам эксперта, нужно разработать две взаимоувязанные стратегии: пространственного развития страны и пространственного развития человека. По его словам, радиально-кольцевая структура европейской части России даёт возможности для пространственного развития. 20% нынешней России живёт в пределах Московии Ивана III. Он напомнил исторические истоки развития современных путей сообщения и международных транспортных хабов и отметил, что у России есть огромное преимущество – география. «Через нашу сухопутную территорию путь из Китая в Европу ближе, чем по морю, поэтому доставка грузов по ней удобнее и предпочтительнее», – уточнил Григорий Томчин. 

По словам эксперта, обращает на себя внимание колоссальная недозагруженность отечественных торговых портов. Самый крупный порт России обрабатывает 2 млн. TEU в год, самый большой порт Европы – 14 млн. TEU. Для сравнения: в Китае аналогичная цифра составляет 40 млн. TEU. 

Ещё один аспект, на котором остановился Григорий Томчин, – это отсутствие политики строительства комфортного малоэтажного жилья. «Осуществляя пространственное развитие, нужно перестать слушать экологов и в приоритет ставить интересы человека», – подчеркнул он. 

         Руководитель Института территориального планирования «Град» Анна Береговских, участвовавшая в дискуссии по ВКС, подчеркнула, что проблема пространственного развития не появилась с пандемией коронавируса, а просто обострилась. Эта проблема давно стоит на повестке дня. По мнению эксперта, термин «пространственное развитие» зачастую отождествляют с понятием «стройка», хотя пространственное развитие гораздо шире, оно обязательно должно включать комплексное социально-экономическое обустройство, направленное на улучшение качества жизни. Сооружение комплексной инфраструктуры является неотъемлемой частью этого процесса. 

Анна Береговских раскритиковала проект «Формирование комфортной городской среды», отметив, что понятие «комфортная» не сводится к наличию декора, к лавочкам и плиткам, оно подразумевает «образование, которого нет». По мнению руководителя «Града», пространственное развитие должно быть сферой компетенции не Минстроя, а Минэкономразвития. В идеале – ведомства, аналогичного упразднённому Минрегиону.

Она также коснулась вопроса индивидуального жилищного строительства и привела статистические данные: 60-70% людей хотят жить в индивидуальных жилых домах. По факту сегодня в частном секторе живёт порядка 10-12% городских жителей, при этом площади их домов занимают примерно 50% от всей территории, занятой жильём. Частный сектор, как правило, не обустроен. 

         Руководитель Центра изучения, сохранения и развития историко-культурных территорий ФГНБУ «Российский институт стратегических исследований» Олег Рыжковназвал главными составляющими успеха в обсуждавшейся сфере постановку целей пространственного развития и пространственное планирование. Нужны новые научные основы. Следует не апеллировать к прошлому, а смотреть в будущее и конструировать его. Первостепенную важность имеет грамотное распределение территории. Ландшафт обуславливает планировку, а не наоборот. Нужно экономическое, социальное, этно-культурное, демографическое районирование для получения релевантной общественному запросу структуры жизненного пространства, которая будет отличаться от административного деления. 

Олег Рыжков призвал создать условия для здорового образа жизни, которые в первую очередь подразумевают здоровую окружающую среду. Однако, отметил он, нет чётких требований, предъявляемых к «зелёному городу» чётких критериев, определяющих его. Сельскохозяйственный пояс и лесной пояс должны органично переходить в парки, скверы, придомовые зелёные зоны. Кроме того, руководитель аналитического центра подчеркнул, что планировкой нужно заниматься как искусством. Стиль, история, художественный компонент – всё должно учитываться. Нужно руководствоваться не только соображениями удобства и прочности, но и эстетики. Учитывая, что в России нет таких характерных для большинства европейских стран проблем, как нехватка территории и расчленённость ландшафта, «у нас есть шанс создать благоприятную систему расселения». 

         Экономист Игорь Филоненко, присоединившийся к беседе в формате ВКС, начал своё выступление с экскурса в историю, а говоря о современности, согласился с тезисом Анны Береговских о том, что пандемия ускорила определённые процессы, наблюдающиеся сейчас в том числе в сфере пространственного развития. Он обозначил такие проблемы, как отсутствие концепции развития постиндустриального города и неурегулированные взаимоотношения города с деревней. «Мы живём в новой реальности, которая диктует свои правила и имеет свои особенности. Можно жить в деревне, при этом дистанционно работать в городе», – констатировал экономист. 

По словам Игоря Филоненко, сейчас агломерация – основной вид расселения. Но как организовать жизнь внутри этой структуры оптимально, пока не вполне понятно. «По миру строятся города будущего, происходят глобальные сдвиги. Сегодняшний этап жизни человечества – вторая аграрная революция. Нужно определиться, что такое город, село, поселение», – подчеркнул он и призвал не бояться экспериментов. 

         Ректор Европейского института Justo Дмитрий Соин высказал мнение о том, что следует рассуждать о пространственном развитии не в постковидном, а в ковидном мире. Вирус никуда не делся, он мутирует. «Пространственное развитие – это не сухая теория, не обычная методология, это стратегия выживания, направленная на сохранение народа и государства», – отметил он. По его мнению, без изменения нынешнего потребительского мышления «мы ничего не построим». Дмитрий Соин объяснил, почему не следует переоценивать нынешнее вхождение Москвы в тройку городов-лидеров по продолжительности жизни: по его словам, это скорее обусловлено более высокими качеством и оперативностью оказания медицинской помощи. Скорая помощь в Москве приезжает на вызов за три минуты, тогда как в подмосковных городах может ехать и около часа. В целом население России сокращается. В абсолютных цифрах это сокращение составило порядка 550 тысяч человек. Однако учитывая, что Россия приняла в гражданство около 500 тысяч человек, убыль населения составила примерно миллион человек. 

         Генеральный директор ЦСКП Людмила Шувалова согласилась с тем, что общественное мышление во многом стало потребительским, поведение конъюнктурным, а подход к жизни патерналистским: люди ждут от государства готовых решений и не проявляют инициативы. Определённые возможности по изменению общественного мышления были упущены, однако ситуация обратима. Улучшению ситуации послужит дискурс в молодёжной и в научной среде. 

Эксперт ЦСКП Илья Горбунов сделал акцент на месте России в мире с точки зрения пространственного развития. По его мнению, Россия становится новым логистическим центром. «РФ плюс» – это евразийское пространство, пространство ЕАЭС. «Мы должны понимать, что санкции – это надолго. В этой связи надо искать новые пути развития, ориентируясь на актуализацию международных проектов  на евразийском пространстве. Россия должна строить активную экономическую политику со своими соседями. Связи прежней экономики разорваны, но это значит лишь то, что надо искать новые пути экономической интеграции, создавать структуры, которые должны наладить горизонтальные экономические связи. Строить и реализовывать стратегию развития общего Евразийского Дома», –пояснил эксперт. 

Своего рода черту под обсуждением подвёл Президент Центра социально-консервативной политики «Северо-Запад» Игорь Шувалов. Он заявил, что нужна общая позиция на основе прозвучавших предложений. «Дискуссия – это хорошо, но важно что-то сформулировать. Нужно построить «ступеньку», с которой можно куда-то двигаться. Какое место пространственное развитие вообще и сегодняшняя дискуссия в частности занимают в концепции консерватизма?», – обратился он с вопросом к аудитории. 

Говоря о пространственном развитии, нужно внимательно относиться к мировому опыту, подчеркнул Игорь Шувалов: от глобальных трендов типа транспортных коридоров «нам никуда не деться». А предлагая те или иные идеи и проекты, нужно чётко представлять себя, как они будут реализовываться, откуда взять ресурсы, прежде всего финансовые, для их воплощения в жизнь. Важно соотносить идеи с возможностями, а не предлагать утопии. «За любую инициативу, которую мы на этой площадке генерируем, надо отвечать, брать на себя ответственность. Ратуя за экономику, не погубить экологию, и наоборот», – заключил он. 

Кроме того, он призвалне упускать из внимания многообразие потребностей людей. Нельзя унифицировать «блага», людям разное надо и по-разному они расставляют приоритеты. Нельзя решать за людей, что для них лучше. Показательны примеры освоения целины и освоения БАМа: большинство вернулось, несмотря на подъёмные. «Кому-то нужен комфорт, а кто-то готов им поступиться ради большой цели, кто-то мечтает об уединении, а иной счастлив в толпе. Это следует учитывать в ходе пространственного развития», – подчеркнул Игорь Шувалов.

Эксперты: крупный город – это экологическая ловушка обновлено: Июнь 26, 2021 автором: РЕДАКЦИЯ